Начало

Когда одна реальность наслаивается на другую, очень сложно определить, где же все-таки она настоящая, а где — проекции сознания. И так ли уж реальна наша реальность? Концепция Спящего Бога, зиждущего мир во сне и способного этот мир разрушить, здесь очевидна. Помните «Алису в Зазеркалье»?

— Ему снится сон, — сказал Тарарам. — а как ты думаешь, что ему снится?
— Никто этого не узнает, пока король не проснется и сам не расскажет, — ответила Алиса.
— Вот и нет! Вот и нет! Ему снишься ты! — воскликнул довольный Тарарам и захлопал в ладоши. — А как по-твоему: где ты окажешься, если перестанешь ему сниться?
— Там же, где и была, — ответила Алиса.
— Как бы не так! — презрительно сказал Тарарам. — Тебя вообще нигде не будет. Ведь ты — просто один из его снов!!!
— И если Король проснется, — добавил Тилибом, — ты улетучишься — бац! Бумм! Пшшш! — как лопнувший шарик.

Кто же в фильме «Начало» тот самый Черный Король, демиург, которому снится многослойный сон? Естественно, Дом Кобб, погрязающий в собственном лимбе — в дантовском чистилище, у которого тоже есть свои круги. Всё действо разворачивается в его собственном подсознании, и борьба осуществляется только между ним и комплексом вины за обреченную им на смерть жену. Он — лучший Архитектор, он Бог для своего личного пространства-времени, он может изменять его так, как посчитает нужным. Но его лучшее творение — жена Мол — лишь призрачная тень,  всюду следующая за ним по пятам, как Эвридика за Орфеем, пытающимся выбраться из лабиринта. А потом эта Эвридика превращается в Минотавра, в Хищника, что живет в каждом из нас и на разных отрезках жизненного цикла оборачивается то комплексом неполноценности, то комплексом вины. Единственный способ побороть Страх — посмотреть ему в лицо, и пока это не произойдет, у маленьких деток Кобба так и не будет лиц. Это — древнегреческая трагедия, это царь Эдип, ослепленный, не может увидеть своих детей, в то время как жена его болтается в петле. Есть Ариадна, модулятор лабиринта, его анима, пытающаяся вывести его из ловушки, в которую он сам себя загнал, но даже мат, что она ставит Черному Королю, укладывая фигуру набок, не спасает. Волчок так и будет вертеться. Дети никогда не повзрослеют. Это его чистилище, где одни язычники и некрещёные младенцы — послесмертие для всех эллинов, не переживших софокловскую трагедию.

3 comments for “Начало

  1. 07.08.2010 at 14:26

    Вопрос о том, кто по-настоящему строил лимб, лично для меня, продолжает быть открытым. Т.к. ясно, что герои погружаются именно в Кобба, но сам лица он бы не вспомнил (+ко всему дети бы повзрослели. Катерина Петровна еще говорила на счет чистого пространства). Демиург действительно присутствует в тексте, но все же это вакансия, которую занимает персонаж Эллен Пейдж. Дальше диалектика. Я, например, считаю, что место, где Кобб встречает детей и тестя — ее произведение->она запечатала Дома, запечатавшего Мол.
    мб

  2. Ирина Рудниченко
    08.08.2010 at 11:12

    к вопросу о создателе лимба. если помните, фильм начинается в том же интерьере, в котором в финале в лимбе окажется кобб с умершим японцем — некое здание в японском(или китайском?) стиле. Так вот в начале фильма Мол говорит герою Гордона-Левита, что «судя по обстановке это твой сон». Таким образом получается что самый нижний лимб тоже является сном Гордона-Левита, его излишне элегантной фантазией. Ну или тут получится ошибка — так как у нас будут два одинаковых интерьера для двух разных людей.

  3. 10.08.2010 at 12:16

    А разве она это ему говорила? Вроде Коббу…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.