Эквилибриум*: поэзия и прозиум

   

Наконец-то и я посмотрела этот культовый боевик Курта Виммера о нашем параллельном будущем после WWIII.

Не скажу, что я очень искушенный зритель в данном жанре (как боевики, так и фантастические антиутопии обычно проходят на периферии сознания), но некоторые сюжеты мне знакомы. Жалко, что ассоциации с классикой возникали слишком часто. Хотелось бы больше индивидуальности от такого мощного фильма. Ну да ладно, попытаюсь описать увиденное получше.

Итак, мы имеем некое «утопическое» общество, которое избавляется от корня всех людских зол — эмоций — ежедневными инъекциями чудо-средства прозиума. В постоянных выступлениях Вождя по «громкоговорителю» и ТВ такая мера звучит прямо-таки панацеей от всего. И от болезней, и от войн, и от супружеской неверности (очень забавно было услышать рассказ о Калигуле, убившем жену из ревности), и от разных милых увлечений (коллекционирование марок, фэн-шуй, парфюмерия, творчество), и от искусства в целом. Насчет искусства: вот подлинник Моны Лизы надо мгновенно сжечь, а дурно сделанную пародию или репродукцию наверняка бы оставили, спрятали в ячейку в Хранилище вещественных улик. А там, глядишь, потомки извлекут через много лет и станут поклоняться.

Эх, ну как тут не вспомнить «451 градус по Фаренгейту», в котором доблестные пожарники пекли и жарили книжки, всецело убежденные в правоте своего дела. Однако роман Брэдбери кажется мне более «живым», более четко прорисованным с точки зрения того, почему люди стали такими пластмассовыми. И там главный герой — лучший из карателей, которого внезапно одолевают сомнения. Тоже сильный субъект.

А вот кадр из фильма «451 градус по Фаренгейту» 1966 года.

Другая ассоциация с классикой — «1984» Оруэлла (по степени жестокости и изворотливости карателей). И еще этот термин — «мыслепреступление» (в переводе на русский). Он практически идентичен эмоциональному преступлению,
в котором здесь  норовят обвинить каждого. Но в отличие от классического романа, в «Эквилибриуме» герой очень симпатичный. Кристиан Бэйл очень старается сыграть абсолютного «антиактёра» — человека, который не изображает никаких эмоций в кадре. На пике своей деятельности он страшен. Особенно это видно в начале фильма, когда его герой сосредотачивается перед атакой убежища отступников. Прямо-таки скульптура китайского демона, или пантера перед прыжком. Все-таки это весьма соответствует его должности в элитном подразделении службы безопасности
Вождя.

Приятно, что фильм не перегружен разнообразными «матричными потасовками» и разборками в духе Хитмэна. Хотя всё это имеется, периодически будоража кровушку. Главный акцент сделан все-таки на осмыслении ситуации и попытке переломить её героем. Он единственный сильный персонаж в фильме. Все другие либо слабаки, либо уставшие притворяться сильными, либо «пассивные повстанцы». Начнем с Вождя: у него всю дорогу такой унылый вид, будто он смертельно устал от собственных врак и от ответственности. Не помогает даже цифровое лицо, которое говорит людям от его имени. Далее: повстанцы. Тоже печальные ребята. Они вроде и борются, но как-то слишком быстро, и без сопротивления согласны умирать. У них вид как у советских неформалов, упрятанных милицией в КПЗ. Жалкие, побитые собаки. Даже странно, что герой так проникается их проблемами и рискует своей жизнью, отбивая атаки спецназовцев, пока те скромно глазеют в сторонке.

Не менее унылым выглядит лидер сопротивления. Кажется, у него та же болезнь, что и у остальных — смертельная усталость. Странно, что он вообще способен грезить о государственном перевороте.

Новый напарник Джона Престона (нашего героя) как-то слишком уж честолюбив и злобен. Даже не верится, что он регулярно принимает желтое лекарство. За свои заслуги он получает быструю и эффектную смерть. Я вот даже испугаться перед экраном не успела. Все-таки в «Обители зла» этот спецэффект предварялся большим саспенсом. Но согласимся, что там акцент сделан на ужас и мочилово, а здесь — на маленькое философское зернышко — поиск истины.

Зернышко сеет в сознании героя тот самый усталый лидер повстанцев (даже не запомнила, как звали этого парня). Он говорит: «Нужно научиться сдерживать эмоции, когда это необходимо». То есть не бездумная обязаловка, а волевое усилие. И неожиданно Джон находит прекрасный пример тому в своем маленьком сыне. Мальчонка такой суровый и зловещий, что иначе как «кошмарным Дэмиеном» (из «Омена») его не назовешь. А оказалось, что он давно уже не принимает прозиум. Он просто научился ловко притворяться. Ну, теперь уже просто стыдно самому Джону не научиться этому. Что он и проделывает с успехом.

Эмили Уотсон (героиню зовут Мэри О’Брайен), как всегда, не понравилась. Она здесь производит впечатление полусумасшедшей развращенной куколки. И её не спасает даже сцена казни, отсылающая нас к средневековым ритуалам сожжения ведьм, только с алым плащом и прекрасным, возвышенным антуражем в стиле industrial.

С другой стороны, стоит признать, что Шон Бин необычайно прекрасен в облике разочарованного спецназовца Партриджа. В его пользу говорит и то, что он принимает смерть через томик Йейтса — знаковая смерть в самом начале фильма, после которой для всех персонажей фильма меняется всё. Пожалуй, его можно назвать Сильным героем № 2.

Еще меня позабавили толпы маленьких безымянных дартов вейдеров — охранников в шлемах, гоняющихся с пушками за злоумышленниками. Они в сочетании со свастикой наверняка призваны создать наиболее тягостное впечатление от политического строя тоталитарной Либрии. Но отчего-то больше вызывают улыбку. Как и портретик Сталина в одном из эпизодов.

Кстати, название препарата — «прозиум» — очень похоже на знаменитый антидепрессант «прозак» и действует похожим образом (а вот, в Кинопоиске нашла информацию о том, что название препарата — контаминация «прозака» и «валиума», оба антидепрессанты). А третья ассоциация — «сома» из романа О.Хаксли «О дивный новый мир», легкий наркотик, которым пичкали всех подряд, чтобы они не грустили и не задумывались о смысле бытия. С одной стороны, в фильме всё туго закрутилось в одну плетёнку; с другой, — основные страхи человека о будущем предстали в понятной массовому зрителю форме. Словом, грех сердиться на создателей за некую вторичность сюжета и деталей. Мало кто из нынешних зрителей читал упомянутые книжки, но, посмотрев столь элегантный боевик, они точно запомнят преподанный урок. И возможно, перестанут принимать разные таблетки для сомнительной бодрости.

Вердикт: вторично, но прилично, симпатично и практично.

* Equilibrium (лат.) — равновесие, баланс.

10 comments for “Эквилибриум*: поэзия и прозиум

  1. iskra1988
    19.08.2011 at 18:17

    А почему же Эмили Уотсон «как всегда не понравилась»?

  2. Наталья Мелякова
    19.08.2011 at 22:18

    Это моя личная неприязнь к данной актрисе, внешне ничем не обоснованная. :-)

  3. Alice
    19.08.2011 at 22:38

    Одна моя знакомая по поводу Эмили в этом фильме сказала: «она такая, что её хочется потрогать». Это был, конечно, комплимент. А другая, напротив, заметила: слишком капризный, подвижный рот и «триеровская» манерность, сродни театральной. Может, в этом дело?

  4. Наталья Мелякова
    19.08.2011 at 22:40

    Ее героиня замечательная, но сама актриса вызывает у меня глубокую идиосинкразию еще со времен «Красного дракона». Ничего не могу с собой поделать. :-(

  5. Alice
    19.08.2011 at 22:44

    И не надо. Я, например, глядя на неё, вспоминаю достоевское «в чахотке злой». Английские актёры, как и наши, зачастую погрешают
    «системой».

  6. iskra1988
    19.08.2011 at 22:53

    Ох,»системой» ли она порешает. Меня всегда настораживают комментарии о «системе» Станиславского. А вы ее изучали?

  7. Alice
    20.08.2011 at 14:41

    Интересовалась этим вопросом, в клубе мы его не раз обсуждали. Мне довелось прочесть «Падение публичного человека», кажется, Р. Сеннета: в книге есть глава о становлении театра Нового времени и теориях актёрской игры (от Дидро и далее). После ретроспективы фильмов с М. Брандо взяла у ЕП «Кино» Ж. Делёза и прочла про их «метод». На практике, конечно, ни его, ни «систему» не проверяла, но сама проблема стара, изучена и о ней много чего есть в «Киноведческих записках».

  8. Alice
    20.08.2011 at 14:46

    Хотелось просто поговорить об Эмили — она же видная актриса. Почему Наташа её так воспринимает, а другие иначе? Битва дискурсов — пройденный этап.

  9. 21.08.2011 at 22:54

    Напарник Престона — самая большая неудача в фильме, очень плохо сыграно.
    И, кстати, «Эквилибриум» чётко отсылает ещё к одному произведению Брэдбери — рассказу «Улыбка». Там тоже в фокусе пост-апокалиптическое общество и уничтожение «Моны Лизы».

  10. Миро
    25.09.2011 at 14:37

    Я кст уже писал про поэзию и прозу;)
    Вообще рецензия неплохая на уровне эмоционального отклика
    Понравилось как автор подчеркнул, что «Мало кто из нынешних зрителей читал упомянутые книжки…» и поинтересовался что такое «сома» и откуда берется

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.