Яркая звезда по имени Солнце (Джон Китс и Клод Лоррен)

Кадр из фильма «Яркая звезда»

Это дар интуитивного прозрения.<…> Способность находить ценные сведения, когда ищешь что- то другое. <…> В мире достаточно указателей. Просто надо отбросить предубеждения и научиться следовать знакам.

Ряд совпадений складывается в систему. Где-то тут естественное врастает в потустороннее. Возможно, границ не существует, только переходы.

Ребекка Стотт, «Прогулка с призраком».

I 

В начале октября прошлого года в киноклубе состоялась конференция, посвящённая Джону Китсу. Мы читали его сонеты, «разводили» бабочек в словарном кабинете и смотрели осенний, лирический и пронзительный фильм Джейн Кэмпион «Яркая звезда». То была дивная осень.

Вдруг (до этого момента я о Китсе вспоминала нечасто), поддавшись ностальгическому порыву, сентябрьским вечером уже нынешнего года решила вновь погрузиться в магию света, цвета и звука фильма Кэмпион. В нём полностью цитируются некоторые тексты Джона Китса, в частности «La belle dame sans merci», «Яркая звезда» и «Ода соловью». Я была зачарована их англоязычным звучанием (хотя знаю английский не так хорошо, чтобы можно было полностью «расслышать»; вслушивалась скорее в ритм, в чужую, но не чуждую фонетику). Особенно притягивала (почему — объяснить не могу) «Ода к соловью». Слушала её много раз.

Прошла неделя, окутанная флёром китсовской поэзии. Первые строки «Оды…» сопровождали меня всюду. Тем временем возникла необходимость просматривать материалы, посвящённые Клоду Лоррену, выдающемуся французскому живописцу семнадцатого века. Каково же было моё удивление, когда, любуясь его «Пейзажем  с Психеей на фоне дворца Купидона (Очарованным замком)» и читая комментарий к картине в журнале «Художественная галерея», обнаруживаю следующее:

«Говорят, что именно эта картина вдохновила английского поэта Джона Китса на создание «Оды Соловью», в которой он пишет о «перламутровом море, мерцающем на краю пустынной земли».

Впервые читаю «Оду соловью». И в одной из строф нахожу море: только в оригинале оно не «перламутровое», а «полное опасностей»:

Thou wast not born for death, immortal Bird!

No hungry generations tread thee down

The voice I hear this passing night was heard

In ancient days by emperor and clown:

Perhaps the self-same song that found a path

Through the sad heart of Ruth, when, sick for home,

She stood in tears amid the alien corn;

The same that oft-times hath

Charm’d magic casements, opening on the foam

Of perilous seas, in faery lands forlorn.

 

Мне — смерть, тебе — бессмертье суждено!

Не поглотили алчные века

Твой чистый голос, что звучал равно

Для императора и бедняка.

Быть может, та же песня в старину

Мирить умела Руфь с её тоской,

Привязывая к чуждому жнивью;

Будила тишину

Волшебных окон, над скалой морской,

В забытом, очарованном краю.

(перевод Г. Кружкова)

 

На этом совпадения не закончились.

II

Клод Лоррен. Очарованный замок

Петербургский искусствовед Сергей Даниэль в книге «Европейский классицизм» пишет:

«Излюбленные мотивы Лоррена — ЗАРОЖДЕНИЕ и УГАСАНИЕ ДНЯ, когда природа своими ликами обращается к солнцу, встречая его или смотря ему вослед». Даниэль называет эту особенность лорреновских пейзажей «гелиотропизм». «Можно сказать, — отмечает исследователь, — что страной Лоррена-живописца правит не le Roi-Soleil, но le Soleil- Roi».

Читаю это для целей, казалось бы, не имеющих никакого отношения к поэзии Джона Китса. Сентябрь подходит к концу. Стоят ясные, солнечные — лорреновские — дни. В один из таких дней, наконец, получаю долгожданный сборник Китса «Гиперион» и другие стихотворения». Это было полной неожиданностью: я ведь не знала точной даты, когда он должен прийти по почте. Сборник предваряет замечательная вступительная статья, написанная Г.М. Кружковым. Он рассуждает о лунном / серебряном и солнечном / золотом началах в поэзии Китса, цитирует одно из писем поэта:

«Образы должны подыматься, двигаться и заходить перед читателем естественно, словно СОЛНЦЕ, они должны озарять и угасать в строгой торжественности и великолепии, оставляя его в роскошном сумраке».

Словно солнце…

III

Сергей Даниэль отмечает риторический характер живописи Лоррена, её тесное родство с искусством слова. Именно поэтому я (теперь уже) не удивляюсь тому, что «гелиотропизм» является «общим местом» живописи Клода Лоррена и поэзии Джона Китса. «Не случайно наиболее глубокими интерпретаторами Лоррена были поэты», — пишет Даниэль. Согласна, «границ не существует, только переходы» (Р. Стотт). Например, между «солнцем» Лоррена и «солнцем» Китса – пусть один получил признание при жизни и скончался в почтенном возрасте на руках у любимой дочери, а другой не имел ни гроша и ушёл из жизни совсем юным, считая себя неудачником. Китс смотрел на «Очарованный замок», выставленный в лондонской Национальной галерее, и писал «Оду соловью», в которой изобразил собственный очарованный край. Состоялся диалог, для которого прошедшие с момента написания картины полтора столетия не являлись препятствием. Поэзия Китса впитала лорреновское Солнце, а в моё сентябрьское теперь вплетены оба светила — классицистическое и романтическое; живописное и кинопоэтическое. Система, наконец, сложилась.

Бен Уишоу

 сентябрь 2011 года

1 comment for “Яркая звезда по имени Солнце (Джон Китс и Клод Лоррен)

  1. Alice
    01.11.2011 at 04:58

    Я ещё думаю, что Китсу близок греческий культ Гелиоса и полнокровного, плотского бытия. Только культ этот пропущен сквозь призму романтической эстетики и потому носит уже немного, скажем так, декадентский характер, как плод в самом соку, который вот-вот станет перезревшим, — и тогда полнокровность начинает отдавать риторикой, может быть, помимо воли и замысла самого поэта. По крайней мере, я сужу по «Эндимиону».
    А у Лоррена солнце выступает чем-то вроде организующего мотива, следуя заветам классицизма. Мотива, с одной стороны, природного порядка, совершенно естественного, но в то же время и композиционно выверенного, действительно, риторического, и риторика эта наверняка имеет куда более осознанный характер, нежели невольный риторизм избыточных поэтических пиршеств Китса. Но в конечном счёте — да, этот мотив их сводит воедино и красиво закольцовывает…

    Интересная заметка и интересное наблюдение, спасибо, что дали повод поразмыслить!

Comments are closed.