Was nützt die Liebe in Gedanken

А жизнь — только слово. Есть лишь любовь и есть смерть.

Эй, а кто будет петь, если все будут спать?

Смерть стоит того, чтобы жить,

А любовь стоит того, чтобы ждать.

В. Цой.

Человек бывает счастлив всего лишь один раз и за это наказывается на всю свою оставшуюся жизнь. А наказанием является то, что он никогда не забудет это мгновение счастья и живёт им до скончания дней своих.

«К чему помыслы о любви?»

Немецкая культура — это постоянное пробуждение того изначального ритма, который уже в древних народных текстах создаёт вокруг себя чудовищные пространства.

Освальд Шпенглер, «Закат Европы»

 

Реальная история, реальные люди. Документы, факты, дневники, судебные протоколы… Все это осталось в Германии 20-х годов, в том раздрае, который охватил страну, зажатую между двумя войнами. Первая мировая еще не остыла в памяти, а уже — гнетущее ожидание апостольского конца времен, Второй мировой. Клуб самоубийц — то же общество мертвых поэтов, созданный с целью «высосать из жизни костный мозг», но в итоге — убить, если подпитку прекратят. Чем фактографичнее события на экране, тем меньше верится в реальность происходящего. Экранное действо отрицает собой всякое правдоподобие той истории, на основе которой создавалось. Все слишком иллюзорно и эфемерно для исторической осязаемости.

Это время Германии в преддверии Второй мировой. Время «Берлинских рассказов» Ишервуда, сексуальной свободы и прекрасноликих белых арийцев, чистых и жестоких в своей непогрешимой чувственности первых и избранных людей. Они — такие же «Мечтатели», только немецкие и, пожалуй, более трагичные. Потому что жили раньше и меньше, чувствовали острее  и были германцами. Всеохватная немецкая тоска — Sehnsucht — появляется еще в германских рыцарских текстах XII-XIII вв. Но вместе с ней — некий всплеск внутренней жизни, окрашенный эсхатологическими предчувствиями.

В 1919 году Йохан Хёйзинга выпускает в свет свой великий труд — «Осень Средневековья». «Сразу же после чудовищной европейской войны, в нейтральной тогда Голландии, драматической точке покоя, окруженной со всех сторон дымящимися развалинами,» — так пишет Д.В. Сильвестров, переводчик «Осени». Тот домик в лесу, среди нордических сосен и ночной тишины — и есть та самая «драматическая точка покоя», в которую спрятались поэт Пауль и молчаливая Элли, оба отвергнутые и выброшенные из неугомонного праздника жизни — пира во время чумы, оба чернявые и обнаженно несчастные. Комплексы «лесного уединения», «тоски по лесу» (Waldeinsamkeit), «абсолютной внутренней жизни».

Важно то, что, несмотря на гнетущее чувство предвоенного времени, извращенный фрейдизм, упадничество под абсент и поэзию, убийства и самоубийства, фильм очень светлый, солнечный, медитативно тихий и статичный — даже затаённый. Будто сокрыта между героями некая тайна, о которой нельзя разговаривать вслух. Их диалоги с пустотой — слова встречаются, но не соприкасаются, они не слышат друг друга. Это не взаимодействие героев между собой, это общение со всем миром, который вот-вот опрокинется в войну, с богами, которые скоро погибнут, со Вселенной, которая почти ничего не потеряет со смертью одного человека.
Но, возможно, будет немного грустить.

Кадр из фильма "К чему помыслы о любви?"

5 comments for “Was nützt die Liebe in Gedanken

  1. Untermensch
    12.11.2011 at 19:38
  2. Александра Клещенко
    12.11.2011 at 23:59

    Хорошая статья, глубокая, полновесная.
    Кажется, моя в чем-то на нее похожа — мысль движется в одном русле, по тем же вешкам. Хотя и более сжато.)

  3. Untermensch
    13.11.2011 at 11:46

    Я рад,когда находятся точки пересечения)Моя наивная,твоя профессиональная,я думаю)

  4. Александра Клещенко
    13.11.2011 at 12:58

    не вижу никакой наивности.)

  5. Untermensch
    14.11.2011 at 00:32

    Она в языке)

Comments are closed.