Военная сказка Гая Ричи

Кадр из фильма шерлок Холмс: Игра теней

Кадр из фильма «Шерлок Холмс: Игра теней» (2011)

1. Гензель и Шерли*

Пара Мориарти — Холмс является превосходной иллюстрацией к учению катаров, и профессора (его играет сын Ричарда Харриса — «летучего ирландца») можно взять и «перевернуть» другой стороной (впрочем, как и Холмса). Не в этом ли смысл кувыркания в Рейхенбахском водопаде?

В фильме 2009 года мы увидели знаки будущей Бойни гадательно, сквозь фликер Филипа Руссло. В «Игре теней» прекрасная эпоха навсегда унесена ветром, и против нового зла больше нет книжного приёма. Первой жертвой становится Ирэн Адлер – «олдскульная» авантюристка, нежный цветок. Её чахотка – это прошлый век, а вот Шерлоку Роберта Дауни-младшего (малышу Шарло / полурослику на пони) приходится убегать от жерла «малыша Гензеля», в прах расщепляющего Европейский Общий Лес и само Летоисчисление.

Мориарти поёт Шуберта, но всё-таки не голосом Шаляпина, как Воланд. Я вдруг вспомнила «Великую иллюзию» Жана Ренуара, где герой Джозефа фон Штернберга, немецкий аристократ с шеей, закованной в железный корсет, обращается с французскими военнопленными, врагами Германии, по-рыцарски. Иначе — шарит в пустоте. Уважающий своего настырного «джокера» ну очень серьёзный профессор из Кембриджа – такой же «пораженец модерна» (Э. Юнгер), как и все другие, «наивные мои», персонажи фильма. Они не ведают Развязки, их игра теней по сравнению с «Играющими Мирами Постистории» — балаганчик. Жан Ренуар датирует свой фильм, снятый в 1937 году, Первой мировой войной. С. Добротворский пишет: «В финале сбежавший из плена герой проклинал войну и надеялся, что эта – последняя. Напарник советовал ему не строить иллюзий». Предчувствуя катастрофу, режиссёр, ровесник прошлого века, не перестал веровать в кинематографический Иллюзион —  в реверсию мировой линии.

Гай Ричи знает то, о чём не знают ни Мориарти, ни Холмс, ни даже Ренуар, поэтому в 1891-м викторианском году он объявил осень 1914-ого, а к середине фильма заставил и труппу, и страдивариусы играть по методу Моцарта, то есть «так весело, чтобы всем хотелось плакать».

* Шерли – домашнее имя Холмса-младшего. Так его зовёт брат Майкрофт (Стивен Фрай).

 

2. 1891: Часть вторая

Кадр из фильма Шерлок Холмс: Игра теней

London. Monday. October 19, 1891

 

Гай Ричи чтит канон: согласно «Последнему делу Холмса» сэра Артура Конан Дойла, смертельная схватка сыщика и гения преступного мира действительно произошла в 1891 году, то есть 120 лет назад. Но помимо хронологии первоисточника, есть ещё «работа навязчивости», которую делает только кинематограф, упорно возвращающий меня к одним и тем же темам.

В заметке от 10 августа 2010 года «1891» я описала синхроны, порождённые фильмами «Человек-волк» и «Дориан Грей», причём, в экранизации романа Оскара Уайльда 1891-й пролонгируется прямо в 1916-й, в IWW. Книги, абсолютно случайно приобретённые в то августовское «одновременье», все сообщали следующее: якобы в 1891 году аббат Беранже Соньер нашёл в церкви Ренн-ле-Шато таинственные свитки, имеющие отношение к тайне Святой крови и Святого Грааля. А к тайне воскрешения Шерлока Холмса из мёртвых? Прежде чем вернуться в Лондон, он, словно Дух, облетел вокруг света, меняя имена и обличья. («Пустой дом»):

«Вы, вероятно, читали  о нашумевших исследованиях норвежца Сигерсона, но, разумеется, вам и в голову не приходило, что то была весточка от вашего друга. Затем я объехал всю Персию, заглянул в Мекку и побывал с коротким, но интересным визитом у калифа в Хартуме».

«Таинственный аббат Соньер» – идеальная маска для алхимика, который

«вернувшись в Европу, провёл несколько месяцев во Франции, где занимался исследованиями веществ, получаемых из каменно-угольной смолы. Это происходило в одной лаборатории на ЮГЕ ФРАНЦИИ».

То есть в Пещере чёрной Марии из Магдалы?

Шерлок воскресает в 1894-ом. Если Гай Ричи задался целью следовать внутренним  ритмам «холмсианы» и европейской истории к. XIX — н. XX вв., то третий фильм непременно выйдет на экраны в  2014-ом, через 120 лет после возвращения Холмса, в год 100-летия начала IWW.

В своих загробных странствиях герой дважды «пропутешествовал в Тибет, посетил из любопытства Лхасу и провёл там несколько дней у далай-ламы». Я очень люблю «Пустой дом», как и экранизацию И. Масленникова. В моём личном словаре даже есть выражение «трюк миссис Хадсон» (помните обморок квартирной хозяйки, увидевшей живого Холмса, — в исполнении  великого эксцентрика Рины Зелёной?).

Но процитированные пассажи сэра Артура до недавнего времени были лишь   буквой текста – пока не преобразились лучом проекции. Чудо произошло, когда я  узнала (совершенно случайно), что Бенедикт Камбербэтч, последний Холмс и, возможно, лучший из вереницы его экранных воплощений (в этом твёрдо убеждён С. Спилберг), окончив престижную школу Хэрроу, в течение года преподавал английский в тибетском монастыре. Он уже тогда (всегда?) был Холмсомтелеологическим: вопреки хронологии и здравому смыслу.

Вопреки Реальности, которую кинематограф заражает «инъекцией призрачности» («вписывает следы призраков в поле демонстрируемой плёнки, и оно, в свою очередь, тоже призрачно» – Жак Деррида).

 

Бенедикт Камбербэтч в роли Шерлока Холмса

Бенедикт Камбербэтч в роли Шерлока

Что если «холмсиана» — не литература, а спиритический сеанс Конан Дойла, знавшего толк в магических искусствах? Киноплёнка, экран, заражённое поле?  Пёстрая лента, иначе — фликер?

 

3.     Игра теней

Кадр из фильма Шерлок Холмс: Игра Теней

Пляшущие человечки Гая Ричи

«Игра теней начинается»: так Холмс-Дауни объявляет начало фабулы, а режиссёр —  киносеанса. Канделябры из индийской гробницы в этом (почти «экспрессионистском») кадре похожи на шахматные фигуры, на десять негритят, а больше всего – на картины Ричарда Хэмблтона. «Тени смещаются, дрожат, колеблются. Нечто решается», — писал об эффекте укрупнения один из первых теоретиков кино. Впечатлительная Вирджиния Вулф во время показа «Доктора Калигари» увидела в углу экрана «тень, похожую на подрагивающего головастика», которая «раздулась до огромного размера, исказилась и снова ушла в небытие». Тот сеанс пошатнул веру Вулф в безграничные возможности слов, но она нашла выход: заразила их… фликером  (растущим, дрожащим, исчезающим Ужасом и дикой, доселе невиданной Красотой, мерцающей «где-то вдалеке»).

13 января 2012 г.

Продолжение следует…

 P.S.:

Уже дописав заметку, я узнала, что в понедельник по TV покажут заключительный эпизод второго сезона сериала BBC «Шерлок» (с Камбербэтчем в главной роли) — «Рейхенбахский водопад». По слухам, продолжения не будет – в строгом соответствии с первоначальным замыслом  сэра Артура. Холмс не воскреснет? Поживём-увидим.

См. также: Екатерина Барановская «1891»