Залечь на дно в Брюгге

Алине Ломовой

в память о нашей встрече 12 января 2012 года

Кадр из фильма «Залечь на дно в Брюгге»

 

Ирландец в Брюгге как ветер, запертый в стенах ратуши

и потому не качающий вереск.

Тесен канал: ни ряби, ни рыбы с ликом святого Колумана.

В музеуме медики Реформации снимают с мертвеца кожу:

красная ляжка свидетельствует о том, что бога в ней нет.

На створках Босха птицеписари строчат исходящие-входящие,

хотя ворота смысла закрылись навсегда.

Макабр — сорт сыра для крыс в чумных капюшонах.

Европа носит красные башмачки на отрубленных палачом ножках.

Лютер ест жирное мясо, напевая «посреди жизни осаждены безносой».

Король и королева Испании купили у Брейгеля «Триумф смерти».

Брюгге — мекка толерантных туристов.

Брюгге — бюргеры, бургеры, бургомистры.

Рыжий ирландец приплывает в эту славную заводь,

чтобы умереть своей собственной смертью:

его католическая кровь пропитает иссохшие доски старой церкви —

жертва снова принесена.

Залегший на дно стал краеугольным камнем.

Если ты, парень, — добрый друг Другому,

Ирландский Господь всё тебе простит —

даже мальчика кровавого в глазах,

чей призрак бродит по долбанному Брюгге.

Если ты — грязный Гарри, то Брюгге-крыса

воздаст тебе карликом вместо вечного мальчика.

Видишь в Саду Босха освободившуюся реторту? —

жди здесь призыва на адскую кухню…

Где-то в небеси — громкие голоса:

два дублинца в божьем пабе поют о зелёных островах...

30 августа 2012 года  

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.