Мертвецкое шоу

(Приложение к статье Дмитрия Нерозника об одной и той же Войне)

 

Я тоже видел Бога через грязь

Уилфред Оуэн (1893-1918)

Кадр из «Властелина колец»

Кадр из «Властелина колец»

Василий Верещагин. Побеждённые. Панихида. 1878

Василий Верещагин. Побеждённые. Панихида. 1878

135 лет назад было создано это «толкиеновское» полотно, одна из самых известных картин так называемой Балканской серии В. Верещагина. Известный факт: весной 1877 года, участвуя на борту миноноски «Шутка» в минировании реки Дунай, художник был тяжело ранен и едва не умер от заражения крови. В другом бою погиб его младший брат Сергей, чьё тело Василий Верещагин долго искал среди трупов, заглядывая в их лица. Может, и он видел «обманные огни», «свечки, которые горят над мёртвыми, заупокойные огни» <Джон Рональд Руэл Толкин. Властелин колец: Трилогия. Книга II: Две башни. Часть IV, глава II: По болотам. С. 325-351 / Пер. с англ. М. Каменкович, В. Каррика, С. Степанова. – СПб.: Азбука, 1999>.

 

В 1904 году, во время русско-японской войны, Верещагин был на броненосце «Петропавловск», который напоролся на вражеские мины и затонул. Один из спасшихся офицеров рассказал, что за минуту до катастрофы художник, не расстававшийся с блокнотом, рисовал.

 

Глядя на это полотно, я узнаю «долину смерти» Л. Толстого, и А. Теннисона, поля Фландрии и болота Соммы: от вступления в эпоху modernity, зафиксированного автором «Севастопольских рассказов» к концу модерна, пережитого и описанного немецким философом, ветераном двух мировых войн, Эрнстом Юнгером. 3

 

 

Мне мерещится среди «упокойников» Уилфред Оуэн, выдающийся английский поэт-пехотинец. В 1915-м он пошёл на войну добровольцем и был убит осенью 1918 года на канале Уаза-Самбра.

 

Вот отрывок из стихотворения Оуэна «Шоу»:

 

«С небесной вершины взирала душа моя вниз, / Не ведая, как и зачем вознеслась в вышину, / И видела скорбную землю, в испаринах слёз, / Изрытую всюду воронками, будто луна, / Похожими чем-то на оспины, струпья, лишай. / А там, через бороду ржавых колючек, / молчком / Ползли рядовые личинки, сродни червячкам, / Толкая себя, превращаясь в затычки траншей, / Где, вздрогнув от боли, они затихали ничком. / Другие тянули кровавые стёжки вокруг / Сплошных бородавок – могильных чужих бугорков <…>» — Перевод Евгения Лукина.

 

Я смотрю на изображения одной и той же Бойни, и «боль рассекает мозги на восточном ветру ледяном» (У.Оуэн).

5 июня 2013 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.