Короткие письма

1.

Роза и Доусонkinopoisk.ru

Фликерцам

Бывают же совпадения!

Героиню фильма Джеймса Кэмерона зовут Роза, а у Джека – фамилия Доусон. Как у английского поэта-декадента Эрнеста Доусона, написавшего стихотворение про Кинару. В нём, напомню, есть строчка про унесённые ветром розы.

Кто только её не процитировал. Например, Грэм Грин. В романе 1935 года «Меня создала Англия» он по-нашему, по-фликерски, соединяет этот мотив с гибелью Титаника, которая преследовала Грина всю жизнь. Титаник для него — символ заката Европы и призрак его Собственного мира, подчинённого Синхронии.  Роман повествует об утрате старой Англии, семьи, ценностей. Недаром в Америке он не раз издавался под названием «Потерпевшие кораблекрушение».

  1. Она сунула ему книгу. «Памяти Доусона». «Рассыпав роз невянущий букет / И в кружке утолив хандру, / Я вижу через память лет / Лишь тени наших уличных подруг»;
  2. Заговорив о погоде, он хотел сказать, что скоро все листья облетят;
  3. –Вы помните, как несколько лет назад в Индийском океане затонул «Нептун»? На корабле возникла паника, пассажиры сломя голову рвались к шлюпкам, а я помогал старшему офицеру поддерживать порядок.
  4. Да, это был 1912-й.
  5. «Спит на дне морском». Профессор пугает смертью в морской пучине.

В погребальном стихотворении Г. Иванова «все розы, которые в мире цвели» — в одной рубрике с «чёрной тенью» Титаника.  По зиме я  устроила дома галерею: мой любимый кадр со съёмок «Унесённых ветром», подписанный строчкой из «Кинары» (Скарлетт стоит посреди мертвецкого поля, за спиной – линии электропередач, и ветер рвёт её шляпку), ещё — кадр из «Рабы любви», розы М. Врубеля, платье знаменитого английского модельера эдвардианской эпохи леди Люсиль Дафф-Гордон. Она спаслась с тонущего Титаника на шлюпке №1.

28 июня 2013 г. Настя и Андрей подарили мне книгу «Поэтический мир прерафаэлитов». В ней есть «Кинара» и отсылка к роману М. Митчелл «Унесённые ветром». В 2010-м, когда шла работа над вторым «Фликером» — под знаком 100-летней годовщины гибели Титаника и начала IWW, — подобные аллюзии добывались самостоятельно и уж точно не лежали на поверхности.

Специально сделанный подстрочник стихотворения Доусона (он был опубликован почти три года назад) вывел на свет глубинную связь разных эпох и текстов, объединённых ощущением конца прежнего мира. Осень 2010-го и начало зимы 2011 г. были отданы викторианской культуре.

«Лес. Безмолвные тропы. Безумцы. Где листья гниют и рассудок приходит в упадок. Жирные водоросли, что гниют на летейском причале. <…> Теннисон сидел у камина, всё глубже погружаясь в скорбь. <…> Вот, Англия, твой старый добрый лес. <…> Теперь здесь сумерки, распад. <…> Да, в этом что-то есть: английский эпос, возвращение Артура. Кровь. Битва».*

Для конференции, посвящённой прерафаэлитам, мы переводили лирику Элизабет Сиддал, смотрели безостановочно английское кино, искали поэтические параллели к любимым картинам, сшивали листы книжечки с помощью иголки и ниток. Прямо сейчас в Пушкинском музее проходит выставка прерафаэлитов. О них пишут в разных журналах.

Листая подаренную книгу, думала, какие же мы, фликерцы, молодцы: всё успели, о многих и многом написали, предвосхитили культурные события и тренды.

Читаешь английские новинки, а в них – дорогие сердцу образы.

«Осень неотвратима. Et in Arcadia ego. <…> Глохнет совиное ху-хууу. Листья падают. <…> Я сказительница конца времён».**2

 

Штудировала 5-8 июля переписку В. Набокова с Э. Уилсоном. Вот отрывок из письма Набокова от 27 сентября 1945 года: <…> Моего второго брата немцы отправили в один из самых страшных концлагерей, <…> где он и сгинул. Я занимаюсь тем же, чем занимался в прошлом году: препарирую бабочек в музее и обучаю девиц русскому языку в Уэллсли. Я МНОГОЕ ЗАБЫЛ, ЧИНАРА…». (Комментарий  отсылает к стихотворению Доусона и к роману М. Митчелл). Sic.

Следующий, 2014, год объявлен годом Британии в России.

Если заметили, набирает обороты государственная кампания по внедрению в сознание наших граждан важности даты — 1914 год. О ней всё чаще говорят по TV – жду интересных книг и публикаций (таковые, кстати, уже есть в НЛО).

28 июля смотрели с мужем передачу про русский экспедиционный корпус во Франции.

А накануне купила в антикварной лавке дореволюционную фотографию, на которой, судя по всему, запечатлены унтер-офицеры. Их четверо, вот почему я подписала на обороте карандашом – ЧКБО.

«Лес присносущных мальчиков» (А. С. Байетт).

Вглядываюсь в лица на фотографии со страстью некроманта. Хочу узнать, услышать, воскресить.

«Поэзия, думал Джулиан, — это вещество, которое выжимается из людей смертью, близостью смерти, страхом смерти, чужими смертями».

«…Видишь, Алиса, видишь: стоит стена / Верных вассалов. / Воинственных мальчиков – перед тобой» (из «Поэмы призыва» и других стихотворений Джулиана Кейна)***

20 лет назад вырезала из журнала репродукцию новогодней открытки, на которой нет ничего, кроме цифры – 1914. Все эти годы она у меня перед глазами – мой единственный календарь.

Я не забыла, Кинара.

Время собирать розы Доусона.3

Примечания:

 

 

 

*Адам Фоулдз. Ускоряющийся лабиринт

 

**Кейт Аткинсон. Человеческий крокет

 

***Антония С. Байетт. Детская книга

 

 

 

25 – 29 июля 2013

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.