Викторианские предчувствия

safe_image

Селия Такстер

Американская поэтесса Селия Такстер не слишком известна русскому читателю. Ее стихи не переводились на русский. Думаю, что и в США имя ее известно не многим. В англоязычных источниках можно найти несколько ее стихов, собрание писем и коротенькую статью на Википедии. Селия родилась а Новой Шотландии в 1835 году, отец ее был смотрителем маяка. Умерла она в 1894 там же, на островах Шоалс.

Но есть несколько занимательных фактов в ее творчестве и биографии, которые для меня делают ее фигурой символической. В неведомом мне году Селия написала стихотворение с заголовком «Свидание» («Tryst»), речь в нем идет о встрече «холодного айсберга» и «теплого корабля». Сюжетно оно почти целиком повторяет стихотворение Томаса Гарди «Схождение двоих», написанное после трагедии «Титаника». Я привожу строчки Такстер в собственном переводе, намеренно адаптированном реминисценциями из Гарди в некоторых четверостишиях.

«Свидание»

Из запустения Севера,

От ледяной целины отколовшись,

Айсберг плывет, покинувши скованных холодом братьев,

Дрейфуя меж волн день и ночь

 

 По чьей команде он в пути? Кто приказал ему взрезать соленую Атлантику?

Чьей волей должен он стремиться к этой встрече пугающей,

Намеченной неотвратимо – имманентно?

Кто проложил ужасный курс?

 

Навстречу теплым ветрам, что веют на милом юге,

В то же время дивный корабль расправлял свои паруса

Он величаво прошел устье порта,

Сопровождаемый благодатным зефиром.

 

 И на его просторных палубах веселая толпа

Прощалась со славной землей.

Сиял светлый день

Без единого облака на мирном небе

 

 Смелые мужчины, желанные женщины, дети

Для всех готова комната внутри.

И с этим грузом красоты и радости

Он шел, чтоб встретить гибель, рок, судьбу.

 

Шторма кололи лед и яростные брызги орошали

Айсберг во весь его невероятный рост

Сквозь бури и сквозь штиль он следовал,

Стремясь упорно достигнуть точки невозврата

 

 Он шел на запад, там его основу крошило теплое теченье,

Моля остановиться будто,

Палящее светило выжигало слезы,

Которые катились плавно по его челу и растворялись в море.

 

 Рассвета поцелуи окрашивали нежно-розовым,

Купал в лиловом вечер.

И этот цвет, покрывший глыбу льда тоской заката

Оплакивал, казалось, будущую встречу.

 

Одевался ли день в радужные сумерки,

Тенистые, как сны,

Глядела ли ночь, как он движется через пустые дали,

Белый в лунном свете,

 

 Пока смерть венчала его мрачные вершины,

Он прилежно держал свою вахту,

Храня в своем холодном сердце

Уснувшую, но неизменную цель

 

 Когда мелькнувший в дымке теплый берег был им пройден

В мгновенье бриз сменила стужа там

Предвестье смутное беды, предчувствия

Носились в воздухе с холодным ветром

 

 Тем временем с невероятной грацией,

Дрейфуя плавно, подобно королевскому фрегату,

Корабль приближался к месту встречи,

Не ведая до времени о том, кто ждет его

 

 По-прежнему приятные ветра его сопровождали,

И пройден путь уже наполовину был,

В умах витали  сладостные грезы

О землях, что уже так достижимы

 

 Тоскующие в ожиданьи встречи онемели

Сердца их замирали, чтобы биться снова,

И трепетали – очарованные мыслью,

В которой предвкушали новый берег.

 

 Неужто было всей бушующей стихии

Так мало, чтобы им обоим плыть?

Что притянуло их сквозь волны и теченья —

Корабль теплый и холодный бледный айсберг?

 

 И ночь пришла – без звезд и без луны,

Лохмотья облаков зашили небо черным;

И бились паруса на каждой мачте,

И странные огни сияли на его пути.

 

 

И ветер был свиреп, покуда шел вперед корабль,

Он бил его все резче, все больнее.

А судно кренилось под натиском стихии,

Кидаемое, как тростинка, по волнам

 

 О капитан, поправь штурвал! Но нет,

Догадка не взорвет  коварный мрак,

Предупрежденье о чудовищном сюрпризе

Твой безмятежный слух минет.

 

 Он шел, спеша, в объятья смерти. Ни вспышки

Не вспороло выжидающую тьму.

Потом сквозь шум и ветер раздался лишь один кошмарный звук —

Тоскливый стон схождения двоих, не понятый никем.

 

 Все вышло слишком быстро.

Никто не знал, что встреча состоялась.

И прежде чем их губы вышептать могли молитву,

Всех поглотили волны.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.