Игра в ассоциации (мысли о «Византии» Н. Джордана)

1. «Сиротки бури» *

Диккенса Реджи полюбила: в его книгах кишмя кишели отважные брошенные сиротки, которые пытались пробиться в жизни. Этот сюжет Реджи знала лучше многих. Еще она читала «Двенадцатую ночь» — Реджи и Виола, осиротевшие в шторм.

 

К. Аткинсон «Ждать ли добрых вестей»

 

Новый фильм Нила Джордана «Византия» полон любимыми образами – призраками. Не только книжными, но и визуальными, киношными. Это причиняет ощутимое «метафизическое беспокойство» разуму и чувствам.

Сквозь вампирский контекст истории просвечивают викторианское сиротство и одиночество.

На экране мы видим Вечную Джен Эйр, сбежавшую из приюта и затерявшуюся в вересковых пустошах не Шарлотты, но Эмили.

Кадр из фильма  Н. Джордана «Византия»

Кадр из фильма Н. Джордана «Византия»

 

Кадр из фильма «Джейн Эйр» (2011)

Кадр из фильма«Джейн Эйр» (2011)

Раньше она носила иссиня-серый плащ неприметного путника

Кадр из фильма «Джейн Эйр»

Кадр из «Джейн Эйр»

Теперь же облачилась в кроваво — красный, ведь дороги назад — не найти.

Кадр из фильма «Византия»

Кадр из фильма «Византия»

Тропы заросли: Красная Шапочка останется в лесу навсегда.

2.    Мама

Венди из «Питера Пэна», а рядом Динь-Динь. Две потерянные девочки.

К. Аткинсон «Чуть свет, с собакою вдвоём»

Дикая

 

она кричит держит хватает цепляется не отпускает тащит за собой

она убивает

 

«Почерневшая»** сиротка Джейн, которой суждено было вырасти, изведать все закоулки портового дна и мучительно умирать, выплёвывая собственные лёгкие, прежде чем обрести новую сияющую плоть в кельтской пещере.

 

Но – «нет связи крепче, чем узы крови».

 

Ура: в конце – торжество матерей и дочерей.д

Этот кадр мучительно напоминает кинопару из «Белого олеандра» с Мишель Пфайфер и Элисон Ломан:

е

Когда мама не мама, а Мать – древний «монстр власти», поглощающий чужую волю.

3.   Корабли

В фильме Джордана у хрупкой дочери, рвущейся из-под властной опеки матери, появляется такой же хрупкий друг, достоевский чахоточный мальчик.

Когда прекратится мясорубка, наступит мир и покой, и Мать отпустит Дочь навсегда, они отплывут на кораблике Фридриха к берегам по ту сторону Смерти.

Кадр из фильма «Византия»

Кадр из фильма «Византия»  

4. Свобода

з

Сидя в зрительном зале, я была абсолютно счастлива, когда в конце гнилое братство патриархов, запретившее женщинам создавать, терпит сокрушительное поражение: ветерану крестовых походов, средневековому идолищу  отсёк башку брат, перешедший на сторону матерей и дочерей.

Алое платье Клэр – будто парус для кораблика дочери, будто кровь, хлынувшая из чёрных скал проклятого острова как знак Освобождения.

Кадр из "Византии"

Кадр из «Византии»

19  вгуста 2013

*Фильм Д. Гриффита с сёстрами Гиш. В романах К. Аткинсон образ потерянных девочек – сквозной.

** См. статью Е.П. Барановской «Бледные диски, затенённые луны» от 8 августа 2013 года.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.