«Новые лампы взамен старых»*

Кадр из фильма Р. Вине «Руки Орлака»

Кадр из фильма Р. Вине «Руки Орлака»

Всё застилает мглой, это правда. Над всей Европой гаснут огни.

Сэр Эдвард Грей, британский политик.1914

*Образ вспыхнул мгновенно, вдруг, порождённый названием эссе Чарльза Диккенса о живописи прерафаэлитов «Старые лампы взамен новых».   

Якобы в Лондоне осенью 1914 года на уличные фонари начали надевать специальные абажуры, изобретённые знаменитой танцовщицей Лои Фуллер. Мировая война сначала оттенила семиотику belle epoque, а потом её смела. Где унесённые ветром розы? Лои Фуллер – мотылёк утраченного времени. Воображаю, как она садится на лампу, образуя телом и тканями один из своих прославленных иероглифов, и – сгорает.

Французский чиновник Мишель Корде написал в 1918 году:

«Всё постоянно менялось, внешне и внутренне. Исчезло довоенное многослойное, богато украшенное бельё. <…> Почти фантастическая приверженность к изгибам, это наследие XIX века, вышла из моды. Линии становятся всё более прямыми».

Война скорректировала и такую символическую вещь как искусственное  освещение. Она породила фликер, в смысле ввела его в фокус наблюдения, в сферу словесной фиксации, описания. Без этого не было бы демонического экрана, самосознания кинематографа как фликера, как «мемориала», «работы траура и навязчивости», как «машины богов». Не было бы «немого» Глаза, Лондона после полуночи и по наследству, например, – лампочек Клузо.

Алексей Гусев в статье «Человек со знаком минус» пишет о тенях, отбрасываемых злом на мир картин Клузо. По мнению киноведов, «Ворон» продолжает традицию «Великой иллюзии» Ж. Ренуара – фильма о Первой мировой бойне, родившегося из нескольких бесед режиссёра с бывшим однополчанином.

В «Вороне» есть легендарный спецэффект – РАСКАЧИВАЮЩАЯСЯ ЛАМПОЧКА, которая попеременно погружает комнату и глобус то в свет, то во мрак. От колебания светового потока мерцает и восприятие глобуса – то голубая планета, то мёртвая голова. И раскачивает лампу доктор Ворзе – явная отсылка к доктору Мабузе из фильмов Ф. Ланга.

Петер Энглунд в книге про IWW цитирует дневники её участников.

Вот запись сестры милосердия русской армии Софии Бочарской, работавшей в госпитале, располагавшемся в здании большой фабрики в Герардово:

«В больших залах вспыхивал свет от карманных фонарей, похожий на блуждающий взгляд».

А вот образ из письма Флоренс Фармборо, англичанки, сестры милосердия русской армии:

«Вокруг бродили люди-призраки, они стонали, кричали, и их освещал резкий, далёкий свет».

Павел фон Герих, капитан пехоты в русской армии, вдруг видит следующее:

«Ужасные привидения блуждали вокруг, колотя в запертые двери и занавешенные окна».

Новые лампы мерцают в «Джорджино».

б

 

в

Кадры из фильма «Джорджино»

В сумеречных норах тончайшие вольфрамовые нити образуют спираль, в которую закручены «кишки мира», пережившего войну. Эти «нити» видишь нутром. Оно болит, горит, кишит. Ты изрезан фликерующими «шарами», производящими не свет, но морок, иллюзию.

«Всё будет так. Исхода нет».

11 сентября 2013 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.