Оптический эффект (о фильма В.Вайнштока «Всадник без головы»)

Тим Бертон в свое время расстраивался, что были запрещены постеры его «Сонной лощины» с крупным изображением всадника без головы – MPAA испугалась, что дети на улицах, увидев такой плакат, испытают шок. Бертон на это заявил, что только из-за таких шоков, вызванных плакатами и фильмами его детства, он и полюбил кино.

(Юрий Гладильщиков «Подцензурные плакаты»)

Кадр из фильма "Всадник без головы"

Кадр из фильма «Всадник без головы»

Для меня увиденный еще в детстве «Всадник без головы» Владимира Вайнштока до сих пор остается в ряду самых сильных кинопотрясений. Даже зная наперед все повороты сюжета (тот случай, когда память без труда восстанавливает фильм в подробностях), каждый раз замираешь в ужасе, стоит человеку, сидящему на ветке, поднять голову и воскликнуть: «Дьявол!»
На исходе первого часа фильма, развивающегося по всем законам приключенческого жанра – прерии, благородный нищий мустангер, мерзавец офицер, перестрелка в салуне и т.п. – происходит нечто, к которому зритель оказывается абсолютно не подготовленным, какая бы жуткая музыка ни играла за кадром в начальных титрах: появляется Всадник без головы. Это потрясает (при том, что все сцены с ним длятся в сумме не больше минуты). Страшнее всего то, что Всадник появляется без всякого предупреждения прямо посреди насыщенного действия, как deus ex machina (в книге-то он ехал по лесу уже на первой странице).

Кадр из фильма "Всадник без головы"

Кадр из фильма «Всадник без головы»

Не помню, чем там объяснял этот оптический эффект Майн-Рид (а также зачем вообще героя обезглавили), в фильме об этом даже не упоминается. Да это и не важно: Всадник и есть та самая кинематографическая «ситуация без головы и хвоста»* (в данном случае действительно без головы).
Одна из самых страшных сцен романа Майн-Рида – ночная засада у хижины мустангера. Эль-Койот и его сообщники хотят убить возвращающегося домой хозяина. Они ждут. Наконец он едет, они слышат топот копыт лошади Джеральда. Когда он проезжает мимо , кидаются к нему, пытаются стащить с лошади. В этот момент выглядывает луна – и бандиты бросаются врассыпную: у всадника нет головы.

Кадр из фильма "Всадник без головы"

Кадр из фильма «Всадник без головы»

В фильме этого момента нет. Всадник всегда вдалеке. Призрак кинематографа, он нуждается в дистанции с наблюдателем. Герои фильма сами оказываются в роли первых кинозрителей, пока он скользит, гигантский и безразличный, в тумане гор.
Расстояние постепенно сокращается — и волшебство кинематографа рассеивается. По мере того, как Зеб Стамп шаг за шагом приближается к цели, Всадник превращается в крошечную фигурку на скале. В финале (единственный не страшный эпизод со Всадником) пойманный «дьявол» — уже не «великан на гигантском коне», а просто изуродованное тело.

Зеб Стамп

Зеб Стамп

Но тем и хорошо кино, что всегда можно отмотать назад, вернуться к чуду, снова пережить потрясение, увидев огромного сомнамбулического Всадника без головы на фоне туманных гор, не слишком завися при этом от перипетий давно известного сюжета.

Кадр из фильма "Всадник без головы"

Кадр из фильма «Всадник без головы»

Примечания:
*Луи Деллюк. Цитирую по статье Е.П. Барановской «Трудно быть кинозрителем»

http://blog.flicker.org.ru/2014/04/4444/

3 comments for “Оптический эффект (о фильма В.Вайнштока «Всадник без головы»)

  1. Алина
    02.07.2014 at 19:41

    Такие чудесные монохромные кадры. Конь похож на призрак коня и в то же время — на картонную фигуру на фоне театральных декораций. Нужно обязательно смотреть )

  2. 10.07.2014 at 10:52

    «Всадник без головы» — одна из самых любимых книг моего отца, поэтому в детстве я не раз перечитывала текст и пересматривала фильм. Снятый в 1973 году, он всё ещё очень «шестидесятнический», пусть и по остаточному принципу: такие вот «вестерны», вроде тех, что снимали в ГДР с югославом Гойко Митичем в роли архетипического индейца, свидетельствуют об экзистенциальной пустоте,очарованности эрзацами. Все эти монструозные «копродукты» почившего мирового соцлагеря — сами призрачны, безголовы, но очень-очень милы сердцу. Блондин Олег Видов в роли Мориса похож на молоденького Джо Даллесандро, а блондинка (природная!) Людмила Савельева в роли Луизы опять демонстрирует фирменные (из 60-х)губастость, сочетание spirit и органической манерности, привитой балетом. Играя «дикозападную» мисс сложно структурированными губами, глазами и нервами, актриса простительно переигрывает, усложняя «майнридовскую» матрицу образа «голубой героини» до уровня совсем иной классики. Храню кинооткрытку, на которой Людмила-Луиза сидит в карете, облачённая в светлый, широкий капюшон, и думает. Но больше всего в те детские годы меня поражала экранная Исидора — чернавка и колдовка, с горящими глазами. Я вырезала из одного киношного журнала фотографию кубинской актрисы, долго берегла картинку (воистину: «Куба далека, Куба далека, Куба рядом, Куба рядом»).Она где-то затерялась, но имя помню до сих пор — Эслинда Нуньес. Тим Бёртон точно «отдыхает».

  3. 10.07.2014 at 10:55

    Андрей, спасибо за текст! Ждём новых.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.