О(т)р(о)ки и Око

Я открываю глаза – надо мною стоит

Великий Ужас, которому имени нет.

 

С. Калугин

 

В один из дней

Они возвращаются

Всегда

Смотрят сквозь тебя и молчат

 

Е. Летов

 

 

Премьера заключительного фильма второй трилогии Питера Джексона была омрачена страшным известием: из-за происков реакционно настроенной составляющей российского общества Око Саурона, должное вознестись над Москва-Сити, было всё же запрещено.

И сразу – всё. Не только праздник возвращения в Средиземье был безнадёжно испорчен, но и вообще как-то и больно дышать, и трудно жить. И со всех сторон раздались голоса: Как? Как быть нам теперь? В чём найти себе отраду?

Но перед тем как мы вернёмся к интернет-граю и побиванию интернет-каменюками в следующий – безусловно, по не менее жизненно принципиальному поводу – раз, лично мне хотелось бы задать один простой вопрос: А что такое всё это было?

Отчего-то именующие себя «толкинистами» люди уверяют, что их лишили возможности отдать дань уважения Толкину и его творению. Не стану акцентировать внимания на том, что, на мой взгляд, неочевидна сама необходимость приурочивать памятование Толкина к выходу фильма Джексона, изначально весьма относительно связанного с литературным первоисточником и изначально бывшим пусть высококачественным, но аттракционом, и пусть не стыдным, но коммерческим продуктом. Пусть даже так – но что лишает этих людей свободы почтить память писателя иным образом: провести фестиваль фэнтези-фолка, пройтись по городу в гномьих одеяниях (раз уж именно гномам «Хоббит» посвящён), скинуться краудсорсингом на переиздание «Дороги в Средьземелье» Шиппи, вырезать изо льда Белое Древо Гондора (в Москве, как и в Мордоре, проблема со снегом – но с одной фигурой ведь можно было справиться?) или даже самого Гэндальфа – в конце концов, Джексон и им тоже, а не одним лишь Оком, связал обе трилогии?

Безусловно, Око Саурона наиболее растиражированный масскультом образ из творения Джексона (и именно Джексона – оставим на время профессора в покое), и даже Гэндальф в массовом сознании меркнет перед ним. Почему зло в своём экранном воплощении всегда обретает более яркие и притягательные (по меньшей мере – для тиражирования) черты (см.: Дарт Вейдер, Ганнибал Лектер, Джокер, Фредди Крюгер, Майк Майерс, Кожанное Лицо, Алекс из «Заводного апельсина» и т. д., и т. п.) – тема отдельного разговора. Но, быть может, сознавая это, сам Толкин, пока был жив и оттого имел возможность противиться, выступал против экранизации «Властелина колец»?

«Саурон придуман Толкином как образ сил зла. <…> В любом случае, это демонический символ. Такой символ торжествующего зла возносится над городом… Хорошо это или плохо? Я боюсь, что скорее плохо». Сравним это высказывание с двумя другими: «Саурон воплощает максимально возможное приближение к абсолютно злой воле. Он прошёл путь всех тиранов…» и «…в качестве расплаты мы наплодим новых Сауронов, а люди и эльфы постепенно превратятся в орков…». Первое – фрагмент выступления Всеволода Чаплина по поводу несостоявшейся инсталляции в Москве, два других – из писем Дж. Р. Р. Толкина. Парадоксальным (но лишь на первый взгляд) образом с правоверным католиком Толкином солидаризуется православный мракобес. Ведь английский писатель и отправлял своих героев, чтобы Око навсегда потухло, тогда как те, что называют себя его поклонниками и последователями – вознамерились дать ему новую жизнь.

Мне возразят, что ситуацию усугубляет сам факт того, что РПЦ, вкусив вседозволенности, вновь лезет в те сферы, которые её не касаются. Но на это отвечу тем, что как раз-таки данная ситуация, как и любой иной случай взаимоотношения со злом, находится в прямом ведении церкви. Более того, подлинно либеральное и демократическое общество даже лукавому мракобесу не отказывает в праве высказаться – не Чаплин же, право, запретил Око, и будь РПЦ действительно всесильна, её представителям вовсе не требовалось бы выступать с инициативами что-то запрещать – подобные раздражители вовсе бы не появлялись.

Касательно желания залезть не в своё дело можно отметить, что подобное в последнее время характерно отнюдь не только для консервативных ортодоксов. Точно так же можно сказать, что рассуждать с подачи любящего рассказывать о своих тяготах и лишениях в годы советской власти сына личного переводчика Иосифа Сталина о том, необходимо ли было сдать Ленинград, для модно стриженных хипстеров – тоже дело не их ума хотя бы потому, что его не хватает даже вообразить судьбу не только целого ряда поэтов, цитатами из которых к месту и не к месту они любят тешить собственное самолюбие, но и самого города и то – особенно для тех из них, что живут в нём и отнюдь не по праву рождения, – была бы у них сама возможность рассуждать, сдать город или нет, если бы он действительно был сдан.

Так же и в истории с Оком Саурона реакция на слова Чаплина (который – не забывая всё, что было сделано и сказано им прежде – в нынешней ситуации вообще-то формально прав) стилистически и эмоционально вовсе не была более адекватной.

Случилось бы что-то по-настоящему страшное, возгорись над Москвой Ока Саурона? Очевидно, что нет (в конце концов, Око Саурона не более чем медиа-фантом попс-культуры). Случилось что-то страшное от того, что возгореться ему не дали? Если будем честными, признаем, что так же – нет. В теории систем если участок на выходе имеет тот же результат, что и на входе, то это основание говорить о его избыточности – если он ничего не привносит, то его, по сути, и нет, он – ничто. Как и в случае с полемикой вокруг «Интерстеллара» гипертрофированным значением наделяется то, что вовсе содержания не имеет.

Так всё же, что это было?

Сорванная возможность памятования великого труда Толкина? Но если так – см. всё вышесказанное.

Или же не более чем прикольная развлекуха для московского «креативного класса», таящего оборотническую природу – паша при свете дня и в реале на Систему в том или ином её проявлении, а за гранью рабочего времени и в виртуале выпуская на волю своё бунтарство и свободомыслие?

И если так – то повод ли это для упражнения в острословии и остроумии, к лицу ли мыслящему человеку столь картинно предавать столь избыточное значение тому – чего нет?

Признаться, я искренне люблю Годзиллу. Японскую, конечно же, а не ту, что полгода назад громыхала в кинотеатрах. Но если даже в Москве установят гигантскую надувную куклу Годзиллы, а Всеволод Чаплин лично проткнёт её пасторским посохом, и она, бедняжка, испуская дух, унесётся в сторону Японских островов, я не сочту это поводом – ни горевать особо, ни проклинать Чаплина, ни, собрав чемоданы, валить вслед за ней в Японию. Быть может – потешиться над происходящим, но не более. Большее – и не было бы уместным.

Так отчего без глаза оставшиеся – такие серьёзные?

5 comments for “О(т)р(о)ки и Око

  1. Андрей Бодров
    25.12.2014 at 03:37

    К сожалению, дело этим не ограничилось. Теперь оскорбленные «фанаты Толкина», строчащие вереницы комментариев об ущемлении прав и свобод в современной России, собираются засветить око посреди Невского проспекта, над домом компании «Зингер». Думаю, за эти деньги вполне можно было бы переиздать книгу в хорошем переводе, которого нынче днем с огнем не сыщешь — это действительно было бы данью уважения, а заодно и признаком того, что у нас не все еще так плохо.

  2. Сергей
    26.12.2014 at 19:15

    Тоже хотел что-то сказать по этому поводу, потом обнаружил цитируемый ниже текст по этому поводу. Прочитал и расхотел. Не вижу смысла без устали множить одну и ту же мысль. Не всё сказанное бесспорно, где-то есть даже фактические ошибки, но суть передана довольно близко к моим ощущениям. Итак (оригинал на http://molonlabe.livejournal.com/168852.html от 10.12.2014)

    ————— Начало цитаты —————-

    Око Саурона

    Из серии «Нам пишут»: «Хард, ты один из немногих вменяемых блогеров. Можешь высказать сое мнение по поводу ока саурона, который собираются сделать в Москве? Народ совсем уже с ума посходил. Безобидный перфоманс даже умудрились политизировать»

    «…и еще — как ты относишься к тому что РПЦ вмешивается в мирские дела и не дает сделать инсталяцию Ока Саурона в Москве?»

    Мне очень нравится фэнтези Толкиена. И очень не нравится, когда культурным событиям придается какой-то политический смысл и подтекст. Но в данном конкретном случае я все-таки склонен согласиться с противниками инсталляции. Впрочем, я готов изменить свое мнение, если мне внятно объяснят, почему именно «Око Саурона»? Те, кто читали Хоббита, знают, что Саурон там не упоминается, в принципе. И более логичным, как мне кажется, было бы сделать, например, инсталляцию королевского брильянта Аркинстона. Или любого другого объекта, связанного с повествованием. Но нет, творческая группа выбрала «Око Саурона». И даже, если они «ничего такого не имели в виду», это не очень уместно. Потому что символы до сих пор имеют большое значение.

    Водружение флага над Рейхстагом — это символ. Парад Победы — это символ. Герб России, флаг, гимн, государственные награды — все это символы. И «Око Саурона» над Москвой тоже станет символом, даю сто в гору. Напомню, что оно возвышалось над Мордором — столицей чистого зла. Саурон — что-то, типа, худшего варианта Сатаны (без богоборчества, гордыни и изгнания). И подобная инсталляция неиллюзорно намекает. Я думаю, создатели это осознают, как и то, что подобный провокационный перфоманс вызовет скандал и бурление в обществе. Нафиг надо такое поощрять? Вот Пуси Риот пришли и сплясали в церкви. Результат известен. Другой придурок прибил свои яйца к Красной площади. Еще одни дебилы нарисовали член на разводном мосту в Питере. Эпатаж хорош до тех пор, пока он не переходит определенные границы. Церковь — символ православия, Красная площадь — символ России, разводные мосты — символ Питера. Оскорблять символы — давняя традиция. Сжечь флаг страны, уничтожить Коран или Библию — это тоже символические действия. И они могут иметь отнюдь не символические последствия.

    Короче, я не против перфомансов и инсталляций. Но я против провокаций. И, раз уж «Око Саурона», является символом чистого зла, то было бы символично не дать его установить в Москве. Это, конечно, тот еще город, если вы понимаете о чем я. И энергетика у него очень тяжелая (я чувствую себя уставшим с первой минуты нахождения в столице). Но так уж вышло, что Москва — столица нашей Родины. И тоже является символом. Поэтому, творческой группе стоит поискать другое место для своей инсталляции. Например, рекомендую территории, контролируемые «Исламским государством». Боитесь, что голову отрежут? Гендальф смотрит на вас, как на трусливое… ну вы поняли.

    ————— Конец цитаты —————-

    Вот как-то так …

  3. Алина
    13.01.2015 at 19:55

    А я как раз относилась к тем, кто злопыхал :-) И для этого у меня было два повода:
    1. Первый — шутливый. Я сама работаю в Москва-Сити, оплоте корпократии. И между собой все здешние уже давно именно так это место и называют — Мордор. И отсюда, с этой высоты, ближайшая Москва именно такой и кажется — клубящейся, дымной и опасной. Понятно, что эта инициатива всех тут мгновенно заинтересовала — всем очень хотелось от души поиронизировать над собой.
    2. Переиздания книг и скульптуры — это, безусловно, очень хорошо. Но мне на глаза такие инициативы не попадались. Редко ведь — ну согласитесь, что редко! — подобные идеи с городским пространством приходят в голову современным деятелям и еще реже воплощаются. Я поддержала бы любое подобное начинание. И если то же переиздание по какой-то причине было бы запрещено или изрядно купировано из-за очередных правил цензуры — я бы тоже злопыхала. Может, и зря, конечно… Не знаю.

    • Дмитрий
      06.02.2015 at 14:46

      Запоздалый будет ответ, но я не отслеживаю судьбу текстов после опубликования во Фликере, и только вчера вечером увидел комментарий выше.
      И так, получаем в конечном итоге, что хоть кто-то предложил хоть как-то почтить Толкина, а какие-то консервативно настроенные граждане сделать этого не дали. Обидно.
      Доведём ситуацию в рамках предложенной логики до абсурда: если бы проекта с Оком не было изначально, зато кто-нибудь предложил бы арендовать на ночь какой-нибудь московский кабак и, переименовав его в «Гарцующего пони», всем вместе снизойти до состояния Голума — и приурочить всё это исключительно к светлой памяти Толкина — подобная инициатива была бы встречена с тем же воодушевлением? Вряд ли. Надеюсь, по крайней мере.
      Вот и в случае с Оком говорили, что инсталляцией собирались почтить Толкина и его труд. Кто говорит, чтобы их слова значили больше слов гипотетических орков с гипотетической идеей гипотетической попойки в честь Толкина?
      Компания «Свечение», которая в силу рода своей деятельности ничего иного предложить и не могла, зато, в любом случае, получила свои 15 минут пиара, которым, учитывая, что вся история развернулась накануне новогодних корпоративов, думаю, должным образом воспользовалась. Прокатчики (а не создатели фильма даже) из «Каро-фильм» — те же самые, что занимаются и прокатом, к примеру, фильмов Нолана, в том числе Inception, который вместо должного «Внедрение» был переведен как «Начало», что, вообще-то, несколько исказило восприятие фильма, и Interstellar, название которого они вообще не удосужились перевести — безусловно, те люди, к мнению которых, учитывая степень грамотности и корректности обращения с продвигаемым ими продуктом, стоит учитывать. Ну и руководство Москва-сити (не знаю, если честно, как устроен этот «мордор» изнутри — арендаторы заведуют там, владельцы, управляющие), которое дало местным жителям возможность «от души поиронизировать над собой». Хотя «над собой» — это если бы Око поставили внутри Москва-сити, а не устремляли его на всю Москву и, дальше, Россию (провокационный, всё же, образ — и тот, кто принимал решение, должен был это учитывать) — возможность того, что там, за стенами «мордора» обитают люди, которым, быть может, не хотелось (по крайней мере так) над собой иронизировать — не рассматривается вообще? Не потому, что они быдло, Чаплиным ударенное и Путиным растоптанное — а просто не хочет иронизировать над собой вообще и так в частности?
      Так чьим словам из числа вышеобозначенных следует уделять большее внимание, нежели словам Чаплина? Слова в природе своей суть одно и то же — колебания воздуха, порожденные усилиями мышц голосового аппарата.
      Раз уж прикрывались именем Толкина — так, быть может, в первую очередь стоило подумать, понравилось бы это ему, и не Джексону даже, а именно ему? Пусть каждый именовавший себя поклонником Толкина честно ответит.
      В конце концов, свобода — это быть не с теми, кто против тех, а за себя и за своё.
      Значит, для кого-то его — это Око и Мордор.

  4. Барановская Екатерина
    06.02.2015 at 17:35

    Ну, или сделать выбор — не трудиться в «Мордоре», даже если это повлечёт за собой материальные и прочие трудности. Говорю это как человек, который после 17 лет работы в кондовой «стволовой» организации всё это бросил ради сохранения внутренней свободы, и ещё чтобы «не перейти на тёмную сторону силы», как советовал Илья Кормильцев всем, кто слишком долго просветляет болота. На деле -большинству «печной горшок дороже». В моём окружении встречаются те, кто в сетях — «борцы» и «оппозиционеры», а на деле ни разу не заступились за «своих», «своё»; декларируют там же свободу и либеральные ценности, но при этом напрямую питаются от «ствола», от системы, работают в ней и благодаря ей процветают. Как пишет Татьяна Москвина по тем-иным поводам: «я бы так не смогла». И я бы тоже — щепетильность не позволяет.И никакая махровая самоирония тут не поможет. Режиссёр А. Звягинцев нашёл своего «левиафана» на дальнем берегу — в форме киногеничного скелета (чтобы заодно красиво было — он это любит), а по мне — «левиафаны» очень даже рядом. «Левиафанчики». С них-то всё и начинается. Например, кто-то В РЕАЛЬНОСТИ промолчал, когда надо было встать да порадеть за правое дело,вступиться за гонимого человека — и «мордора» прибыло, как на дрожжах.
    Читайте дневники Александра Блока. Или тексты русских лингвистов про семантику стыда и щепетильности — важно. И не обижайтесь на тон, на остроту темы — я ведь всё-таки преподаватель. Однако всех «своих» люблю, всем (без исключения) желаю мирных времён, встретиться на «пире Сатурналла».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.