Солнечные дни (о фильме М. Калика «До свидания, мальчики!»)

Кадр из фильма "До свидания, мальчики!"

Кадр из фильма «До свидания, мальчики!»

… Но  в  шуме  жизни  продолжался голос умершего.

В. Гроссман «Жизнь и судьба»

 

Корабли прошлого уходят в туман. Море смывает следы, оставленные на прибрежном песке. Старый ялик, на котором три друга отправляются в последнее общее плавание по штормовому морю, рассохнется на берегу. Лишь восклицание «До свидания, мальчики!» — обещание встречи, которой не случится — всегда будет мчаться вослед уходящему поезду. И губы не забудут вкуса поцелуя.

Солнечные дни, судьбы мальчишек и девчонок,  которые едят мороженое на пирсе, пьют молодое вино, впервые в жизни целуются, завтра будут растоптаны войной, лагерями… самим временем, ход которого страшнее поступи немецких сапог. Но пока что об этом знает лишь мать, всматривающаяся ночью в лицо спящего сына. И, быть может, догадывается в глубине души сам главный герой, зажигая спичку-«фликер» в опустевшем подъезде своей девушки.

Никакого надрыва. Герои фильма ничего не знают о том, что ждет их в будущем,  поэтому и боль рождается внутри зрителя, а не на пленке. От грядущих бед здесь – лишь несколько минут кинохроники да пара титров о судьбах героев. Остальное — льющийся с экрана нездешний свет, доносящиеся с того берега голоса друзей и возлюбленных, наугад нащупывающее забытую мелодию  фортепиано Таривердиева, лица, которые навсегда сохранят свою молодость на хрупком куске целлулоида. И хочется заклинать остановиться те несколько мгновений, в которые беззаботное еще прошлое воскресает, освещенное светом догорающей спички.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.