По образу нашему и подобию нашему, или Как Симпсоны прогневили Господа

Если быть честным, то давно уже не смотрю «Симпсонов» сколько-нибудь регулярно – серию-другую, быть может, в месяц получится урвать, не более. Да и не по летам, как кажется, уже такой досуг.

Но продолжать испытывать нежные чувства к этому сериалу это никогда не мешало.

Как стороннему человеку объяснить эту симпатию?

Вроде бы это очередной комедийный мультсериал, а для человека, не вникающего, какой из них когда был запущен и чьим эрзацем является, – внешне мало чем отличный от других подобных. Но даже то, как функционируют герои (по меньшей мере главные), имеет свою специфику: они не выступают объектом лишь осмеяния – тем более вульгарного, циничного, глумливого, – но и искренней симпатии. Вместе с тем, если в других «семейных» мультсериалах сатирическая составляющая, по большому счёту, будучи подменённой банальным зубоскальством, отсутствует, для «Симпсонов», юмор которых не так одномерен, сатирическая функция становится едва ли не первостепенной.

Поэтому «Гриффины» и «Американский папаша» остаются маргинальным продуктом, ориентированным на вполне конкретную, чётко определённую (прежде всего с точки зрения возраста и гендера) аудиторию, тогда как «Симпсоны» на самом деле открыты более широкому зрителю. Могу подтвердить это на собственном примере. Одно время «Симпсонов» показывали по «РЕН ТВ» – будними вечерами с повтором по выходным, утром. Вечерние показы перекрывались «12 каналом», который тогда транслировал «РЕН ТВ» в Омской области, ради выпуска новостей о том, как нам прекрасно живётся в нашем прекрасном регионе. Поэтому посмотреть мультфильм можно было только в выходные, когда невольными зрителями становились и родители. Сначала моё пристрастие они встречали с недоумением, но после я обнаружил, что они отслеживают сюжет, реагируют на какие-то нюансы, шутки, которые понятны были только из контекста.

Особо запомнился просмотр эпизода о том, как в Спрингфилд приехали Малдер и Скалли – сцена, где бармен Мо услышал, что явно перебравший Гомер собирается ехать домой на машине, и заставил того дыхнуть в алкотестер, где стадии опьянения отмечались не показателями промилле, а фразами типа «как сапожник», «в стельку», «мертвецки»… Когда «выхлоп» Гомера превысил предельную планку – «Борис Ельцин», – тот убедился, что пьян, и пошёл пешком, а моя мама очень грустно сказала: «Какой кошмар».

Это, конечно, былые увлечения, но это та часть своего прошлого, от которой уже никогда не откажешься…

Сейчас, когда «Симпсоны» в очередной раз подвергаются гонениям, хотелось бы выказать свою солидарность и поддержку – пусть лишь моральную. Задаваться при этом вопросами, как то:

– Какое дело деятелям российского православия до того, что делает рисованный американский обыватель в рисованной американской протестантской церкви?

– Почему нивелируется очевидная сатирическая – по отношению к тому самому обывателю – составляющая?

– В конце концов, при том, что в нашей стране декларируется равенство граждан не только исповедующих разные религии, но и не исповедующих таковых вовсе, почему с чувствами верующих всякому должно носиться как со Святым Граалем, тогда как чувства неверующих можно оприходовать разве что в качестве ночной вазы?

– нелепо хотя бы в виду очевидности ответа на них.

Вместо этого лучше будет вспомнить ещё несколько эпизодов «Симпсонов» (в виде рейтинга – весьма условного, конечно, как и все рейтинги, впрочем), где преступаются границы допустимого реакционным сознанием, – и начинается свобода.

 

  1. Уикенд у Бёрнси (Weekend at Burnsies, сезон 13, эпизод 16)

 

И сказал Бог: вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у которого плод древесный, сеющий семя; – вам сие будет в пищу…

Иер 12:2

 

После того как генномодифицированные овощи во время ужина начали есть друг друга, Мардж разбивает собственный огород. Чтобы защитить посевы, она решает поставить пугало, но от крестовины, на которой нужно будет закрепить чучело, ей тут же приходится так же, как до этого птиц, отгонять Фландерсов – набожных соседей…

Осмеяние нарочитой набожности – лишь поверхностное впечатление, которое может создать эта сцена. На самом деле гораздо важнее то, что нам, по сути, демонстрируются архаические корни христианской обрядовости, когда распятие, которым человек пытается защитить свою душу от искушающей его дьявольской силы, проецируется на примитивное чучело, ограждающее посевы от воронья.

 

  1. Уикенд у Бёрнси (Weekend at Burnsies, сезон 13, эпизод 16)

 

На Тебя оставлен я от утробы; от чрева матери моей Ты – Бог мой. Не удаляйся от меня, ибо скорбь близка, а помощника нет.

Пс 21:11–12

 

В продолжение той же серии Гомер становится объектом нападения ворон. Чтобы укрепить глазные яблоки, особенно пострадавшие во время атаки, доктор выписывает Гомеру рецепт на медицинский каннабис. Последствия не заставляют себя долго ждать, но и не успевают зайти слишком далеко: находясь в изменённом состоянии, Гомер подпадает под влияние того же Фландерса и, впечатлённый тем, как много делает для него Господь, соглашается, не глядя, подписать петицию – о запрете использования марихуаны в медицинских целях…

В данной сцене буквальное воплощение получает максима Владимира Ильича, пусть и о более тяжёлых наркотиках: воздействие религиозного чувства напрямую уподобляется наркотическому опьянению в помрачении сознания – только в состоянии наркотического опьянения Гомер не только оказывается восприимчивым к проповедям Фландерса, но и вообще – соглашается слушать его.

 

  1. Она была моей подругой (She Used to Be My Girl, сезон 16, эпизод 4)

 

…и совершу над ними великое мщение наказаниями яростными; и узнают, что Я Господь, когда совершу над ними Мое мщение.

Иез 25:17

 

«Вырезанный» эпизод, данный уже в титрах: во время природной катастрофы Лизу застают укрывшейся в багажнике автомобиля. На вопрос о том, что она здесь делает, та отвечает: «Молюсь Будде, Иисусу и Сырному Кубику – не до капризов сейчас»…

Дело не в том, что неразумный ребёнок (к тому же, уже избравший своей верой буддизм) ставит Христа в один ряд не только с персоналией из другой религиозной системы, но и вовсе фантомным, спродуцированным медиа персонажем. Но в следующем кадре нам показывают всех троих – Будду, Иисуса и сокрытого под псевдонимом Спанч Боба – стоящими вместе на небесах. Религия предстаёт лишь ещё одной институцией, поставляющей объекты, на которые простой человек переносит чаяния / ожидания / мольбы, – причём не самой авторитетной и убедительной. Здесь же можно вспомнить и воззвание отца Лизы из другой серии: «Вообще-то я не религиозный человек, но если ты есть там наверху, спаси меня, Супермен!»

 

  1. Библейские истории Симпсонов (Simpsons Bible Stories, сезон 10, эпизод 18)

 

…и говорят горам и камням: падите на нас и сокройте нас от лица Сидящего на престоле и от гнева Агнца; ибо пришел великий день гнева Его, и кто может устоять?

Откр 6:16–17

 

Задремавшие во время службы Симпсоны, после того как каждому члену семьи снились сны по мотивам библейских сюжетов, просыпаются и застают церковь пустой. Выйдя на улицу, они становятся свидетелями вершащегося Страшного Суда: на фоне апокалиптических картин возносится на небеса семейство Фландерсов. Из Симпсонов путь в Рай открывается лишь Лизе, но её останавливает отец: «А ты куда собралась, красавица?..»

Вообще, данная серия, построенная на разыгрывании персонажами мультсериала эпизодов Священной Истории, абсолютно богохульна по определению. Но это всё равно можно трактовать как интерпретацию, остающуюся в рамках канона, а тот потребительский восторг, с которым Гомер нисходит в ад – прежде всего сатиричен. Но в финале самодур-отец напрямую перечит Творцу, свою волю утверждая прежде Его.

 

  1. Опасный компьютер (The Computer Wore Menace Shoes, сезон 12, эпизод 6)

 

Что существует, тому уже наречено имя, и известно, что это – человек, и что он не может препираться с тем, кто сильнее его. Много таких вещей, которые умножают суету: что же для человека лучше?

Еккл 6:10–11

 

Купив компьютер, Гомер, не без помощи Лизу собрав его и подключив к Интернету, зависает на странице Пляшущего Иисуса: «Наверное, это лучшее, на что способен Интернет»…

Бытие действительности заключается в её воспринимаемости, и действительность каждого субъекта такова, каковой он её воспринимает. Точнее, какой пласт реальности он выбирает для себя. И наивно полагать, что это касается, например, того, какой контент пользователь выбирает в Интернете, но не распространяется, скажем, на его религиозные практики. Наивно полагать и то, что вульгаризация религиозного чувства – реалия последнего времени, словно вера средневекового крестьянина была равновеликой вере «профессионального» богослова. Солидный Господь – он ведь для солидных господ. А для простого обывателя и такой, пляшущий – в самый раз.

 

  1. Гомереретик (Homer the Heretic, сезон 4, эпизод 3)

 

Сын мой! наставления моего не забывай, и заповеди мои да хранит сердце твое…

Притч 3:1

 

Гомера, возомнившего себя вольным исповедовать так, как ему заблагорассудится, пытается образумить преподобный Лавджой: «Евангелие от Матфея, глава 7, стих 26: Безрассудный строит дом свой на песке». Гомер, наугад, парирует: «Евангелие от Матфея… Глава 21… Стих 17…» «И оставив их, вышел вон из города в Вифанию и провёл там ночь?» – на всякий случай, не без сомнения в голосе, уточняет Лавджой. «Да, – подтверждает Гомер, – подумай об этом»…

Практика апеллирования к Священному Писанию как абсолютной истине дискредитируется Гомером не тем, что он пытается наобум «ткнуть» в подходящий стих, но той настойчивостью, с которой продолжает стоять на своём. Цитата не имеет никакого отношения к предмету обсуждения, но, восприняв условия игры в авторитет Писания, Гомер продолжает её на доступном ему уровне, напрямую указывая на то, что библейским текстом вольно распоряжаться для прикрытия собственных интересов и желаний.

 

  1. Это – пятнадцатый сезон (Tis the Fifteenth Season, сезон 15, эпизод 7)

 

На это сказали Ему: какое же Ты дашь знамение, чтобы мы увидели и поверили Тебе? что Ты делаешь?

Ин 6:30

 

Толпа уже собирается линчевать Гомера, укравшего подарки у всех горожан, слишком буквально поняв слова Лизы о том, что подарки – не главное в Рождестве, и даже вступившегося за него Фландерса, как вдруг в небе вспыхивает звезда, заставив всех умилиться. В следующем кадре оказывается, что «звезда» была сигнальной ракетой, выпущенной попавшим в горах в автоаварию и увязшим в сугробах, вокруг которых уже начали собираться волки…

Нахождение обыденного объяснения чуда не так пугающе, как мысль, что всё произошедшее действительно было проявлением воли Его: ведь горожане действительно увидели то, что ими было воспринято как чудо, а то, что для того, чтоб это чудо свершилось, одному нужно было пропасть, – что, как не жертва? Не в первый же раз приходится жертвовать кем-то, чтоб донести до остальных благую весть?

 

  1. Она небольшой веры (She of Little Faith, сезон 13, эпизод 6)

 

И вошёл Иисус в храм Божий и выгнал всех продающих и покупающих в храме, и опрокинул столы меновщиков и скамьи продающих голубей, и говорил им: написано, – дом Мой домом молитвы наречётся; а вы сделали его вертепом разбойников.

Мф 21:12–13

 

Поток прихожан несколько оскудел, и знатные горожане решили как-то обновить церковь, чтобы сделать её вновь привлекательной. За дело берётся Монти Бернс, миллионер и монополист, и вот уже прихожан встречает неоновый Иисус, зазывно машущий рукой, а по стенам церкви развешены плакаты спонсоров…

То, что торгашей, изгнанных из церкви Христом, возвращает туда такой же торгаш Монти Бернс – это, опять-таки, поверхностный слой. Гораздо важнее то, что Иисус выступает медиафигурой, пользуемой – эксплуатируемой и тиражируемой – современной поп-культурой по своему усмотрению, более того – то, что, всё, относящееся к сфере сакрального, отныне может – и должно – находить себе применение в масскульте, и более того даже – сфера сакрального, функционирующая по тем же законам, что и масскульт, сама становится масскультом.

 

  1. ГОМР (HOMR, сезон 12, эпизод 9)

 

Иисус, призвав дитя, поставил его посреди них и сказал: истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное…

Мф 18:2–3

 

Во время медицинского обследования обнаруживается, что у Гомера в носу с детства застрял карандаш, давящий на мозг. После избавления от инородного тела у Гомер резко возрастает IQ. Он начинает проводить время в библиотеке, а однажды передаёт Фландерсу листок, на котором высчитано доказательство того, что Бога нет…

Доказательство несуществования Бога (да ещё и сделанное между делом, за подсчётом налога на недвижимость) кощунственно само по себе. Но принципиальной должна быть непосредственная связь осознания нелепости религиозного чувства и резкого интеллектуального роста. И религиозность здесь встаёт в один ряд с другими проявлениями интеллектуальной слабости, от которых избавляется «излечившийся» Гомер, – с профессиональной некомпетентностью и отзывчивостью к поп-культуре. И во всём обременённый интеллектом Гомер находит отпор со стороны окружения. Нелишним будет отметить, что в финале, не выдержав тех тягот, которые влечёт за собой интеллектуальность, Гомер отказывается от своей новой (истинной?) сущности, вновь засунув карандаш обратно в нос.

 

  1. Лизаастроном (’Scuse Me While I Miss the Sky, сезон 14, эпизод 16)

 

И сказал Бог: да будут светила на тверди небесной для отделения дня о ночи, и для знамений, и времен, и дней, и годов; и да будут они светильниками на тверди небесной, чтобы светить на землю. И стало так.

Быт 1:14–15

 

Чтобы воспрепятствовать хулиганам, улицы Спрингфилда по ночам ярко освещены. Мало того, что это лишает нормального сна, но и может помешать Лизе наблюдать ожидаемый метеоритный дождь. В конце, сговорившись с братом, ей всё-таки удаётся устроить диверсию. Освобождённый от искусственного освещения город оказывается опрокинутым над бездонным небом, на котором разворачивается великое действо. Гомер, в восхищении, говорит: «Жаль, что Господь не дожил до этого…»

Слова Гомера репрезентируют непонимание им не только основных догматов церкви, но и того, как всё сущее действительно можно уместить в понятии Единосущего. Фактически, он, признавая фигуру Бога как такового, отрицает его абсолютную – от альфы до омеги – природу. И все попытки человека посредством выдуманных им самим средств осветить бытие оказываются лишь ещё одним покровом, утаивающим его подлинную необъятность.

1 comment for “По образу нашему и подобию нашему, или Как Симпсоны прогневили Господа

  1. Аноним
    26.05.2017 at 17:58

    Очень здорово! Спасибо, Дмитрий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.